Несколько штрихов в жанре «Ню»

У меня не так много “кумиров” в фотографии. Ян Маклайн – один из них.
Хочу предоставить Вашему вниманию интервью с этим замечательным фотографом для проекта InterFotki.ru

У каждого фотографа своя дорога в профессию. Один еще в раннем детстве определяется с выбором и всячески культивирует и развивает в себе навыки, другой – путем проб и ошибок ищет себя. А третий… словно «спотыкается» о свое предназначение. И лишь по прошествии времени, получив признание, понимает, что дар ему дан не случайно, что не простое стечение обстоятельств сделало его «летописцем чужих жизней», фотохудожником.

YanMcLine работает, в основном, в таком жанре как «ню». Лет пять назад он и не подозревал, что когда-то будет фотографировать самых красивых женщин, и они безоговорочно доверятся его чутью художника, чтобы потом другими глазами посмотреть на самих себя и осознать: «да, я самая-самая!». Евгений (настоящее имя фотографа)– тот самый Мастер, который тонко чувствует грань между пошлостью, безвкусицей и настоящим искусством, который снимает удивительно трепетные, нежные и трогательные фото. Те самые фото, где за первым, явным планом, можно разглядеть второй-третий-пятый… десятый, где воспевается красота тела и чудо жизни!

Евгений, как в Вашей жизни появилось увлечение фотографией?

Как и у всех в советские времена: в детстве была камера, «Смена». Снимал тогда пейзажи, печатал дома. У меня был увеличитель, ванночки, баночки. И первый снимок, который напечатал самостоятельно, помню очень хорошо: на фотографии был большой каменный железнодорожный мост, которых в мире всего штук пять. Высотой с пятиэтажный дом. Я был классе в третьем…

Но вот прошло время, Вы выросли и стали… фотографом?

Не сразу. Это сейчас фотография – основная моя профессия, а до этого я занимался туризмом, очень много путешествовал. И снимал, снимал, снимал. Фотографии, в основном, были в жанре «travel».

Потом неожиданно для себя выиграл конкурс. Один, другой, третий… Какое-то время еще продолжал работать в туризме, но постепенно понял, что мои фотографии, наверное, что-то да значат. Это было лет пять назад. Я начал публиковать снимки на сайтах, пошли какие-то коммерческие заказы. Первый был после победы в одном из конкурсов: я поехал снимать репортаж на Аральское море…

Долго снимал в основном жанровую фотографию. А когда разные знакомые девушки стали просить: пофотографируй, – решил поменять репортаж на совсем другой фотожанр. Тогда у меня не было опыта студийной съемки, и я захотел этому научиться. Со временем понял, что смогу существовать на деньги с фотографий, бросил прежнюю профессию и стал заниматься только фотоделом.

Женя, тогда вопрос провокационный: если Вы живете только на гонорары с фотографий, бывали случаи, когда отказывались делать фотосъемку даже за очень большие деньги?

Да. Во-первых, я не снимаю свадьбы никогда, не снимаю какие-то вечеринки, школьные праздники. И иногда заказов больше, чем могу выполнить. То есть не снимаю, если нет времени или если это противоречит каким-то моим принципам. Я считаю, что свадьба – не мой жанр. Есть свадебные фотографы, которые имеют определенные схемы, знают выгодные ракурсы, они этим живут. А мне это неинтересно.

А Вы разделяете искусство и работу? И если да, то кто Вы больше – ремесленник или художник?

Фотохудожник, конечно! Для меня – это человек, который творит при помощи камеры и своего видения. И, безусловно, я разделяю ремесленничество и искусство. Я художник, без оговорок. Потому что даже коммерческую съемку стараюсь снимать, как для себя. Могу, кстати, отказаться от съемки, если мне навязывают что-то. Или если мне предлагают фотографировать, как в советское время. Бывало, что все бросал в разгар процесса и уходил. Это, конечно, непрофессионально, но мои работы – мое лицо. Ведь люди будут смотреть: что он там наснимал? Можно же снять одно, а можно – совсем другое: чуть-чуть добавить креатива, и все заиграет по-новому.

И какими тремя основными качествами, на Ваш взгляд, должен обладать фотохудожник?

Уметь видеть то, чего не видят другие, уметь это достойно преподнести зрителю – это должно быть визуально привлекательно, – и иметь свой стиль.

Вернемся к Вашим работам: как охарактеризовать фотожанр, в котором Вы работаете? Ню, гламур, рекламная фотография… Или это синтез?

Творческая фотография, которую я снимаю – больше в жанре «ню», коммерческая – это гламур, фэшн.

Значит, Ваш любимый жанр фотографии – это…

…портрет. Потому что я люблю изучать людей, показывать характеры, лучшие стороны человека, а через портрет это можно сделать интереснее всего.

А что Вы отмечаете в первую очередь, когда знакомитесь с моделью? Вы сразу оцениваете, как будете ее снимать, или сначала надо с человеком поговорить?

Говорить не надо. Я или вижу человека, или не вижу. И могу отказать в фотосессии только потому, что «не вижу». В коммерческой съемке это маловероятно, но я же и бесплатно снимаю. Бывает, даже не знаешь, с какой стороны к человеку подойти, какой-то он закрытый…

Что же фотограф должен знать о своей модели в обязательном порядке перед началом съемки?

Нужно сначала увидеть человека. Модель перед съемкой показывает свои фотографии. Предпочтительнее – домашние. И я снимаю так, как вижу, а не как надо. Я фотохудожник.

Женя, Вы обмолвились, что делаете частные фотосессии. А какой прием используете для того, что раскрепостить «немодель»? Ведь она не умеет работать перед камерой.

Я полностью руковожу процессом съемки: как встать, куда носик повернуть, куда подбородочек задрать, как локоток поправить. То есть я полностью строю кадр изначально. Встань так-то и так-то, покажи то-то и то-то. Это удобно мне, и это нравится девушкам, потому что они понимают, что я хочу от них.

Но с непрофессиональными моделями сложнее работать, чем с профессиональными?

Если честно, то работать сложнее с профессиональными. Потому что они зациклены на давно заученных позах, выражениях лица, они запрограммированы уже. И избавить их от этого очень тяжело. Чуть что – сразу руки вверх как роботы! Не все, конечно, но многие. Приходится их от этого отучать во время съемки: только меня слушай, больше никого.

А Вам никогда не приходилось влюбляться в своих моделей? Или Вы четко разделяете работу и личную жизнь?

Я влюбляюсь во всех моделей абсолютно. Хотя бы на период съемки. Иначе ты ее не покажешь. Когда снимаешь, модель должна быть для тебя самая-самая: ты смотришь на нее влюбленными глазами, и только тогда она получится на фотографии идеально.

Евгений, Вы много снимаете женщин. А Муза у фотографа должна быть? И могут ли соединиться в одном человеке Муза и жена?

Конечно! Если женщина понимает и разделяет искусство любимого. У меня именно так. Можно сказать, даже больше.

Если не каждая первая, то каждая вторая женщина мечтает о съемке «ню». Почему, на Ваш взгляд?

Здесь много нюансов. Каждая женщина любит себя показать. Это от природы. И хочет, чтобы ей восхищались. Большинство женщин самоутверждается таким способом. Также у любой женщины изначально есть боязнь старости, и она хочет запечатлеть себя молодой и красивой. Бывает, что съемка «ню» воплощает сексуальные фантазии. Присутствует и самолюбование: некоторые приходят сняться «ню», а уходя, даже не спрашивают, что получилось…

Среди Ваших работ есть серия под названием «Пейзажи тела». Что это за новый жанр такой?

Суть этой серии – игра света по женскому телу. Может быть и по мужскому, но пока в серии мужских фотографий нет. Задумка – показать рельефы тела, его красоту. В этих работах практически никогда не видно лиц, потому что многие модели не хотят «светиться». Именно эта специфика и спроектировала название серии.

Помнится, на Вашем сайте есть несколько работ фривольного толка как раз из этой серии. Несмотря на достаточную откровенность снимков, Вам удается мастерски удержаться от пошлости. В чем секрет?

Я боюсь выйти за грань. Но у меня есть чутье, своя черта. Например, у меня нет фотографий «ню», где видно половые органы.

При этом я авантюрист, люблю эксперименты. Но это не должна быть только физиология: может быть откровенно, но в то же время, обязательно художественно и красиво. Иногда тяжело объяснить словами, где-то на внутреннем уровне чувствуешь: вот оно, именно так оно и должно быть…

А парами мужчины с женщинами приходят сниматься?

Довольно многие. Так я делал серию «Отношения»: сначала приходили влюбленные парами, а потом я уже начал отбирать и создавать пары для этой серии сам.

Но фотографии, где партнеры познакомились непосредственно на съемочной площадке, делать, наверняка, очень сложно. Людям, которые живут вместе, почувствовать друг друга легче…

«Парные» фото вообще сложно снимать. Потому что люди совершенно разные, у них разные характеры. И очень трудно добиться одновременно от двоих именно тех эмоций, которые ты хочешь, особенно если эти люди чужие. Первый час всегда тяжелый. Пока люди адаптируются друг к другу, к фотографу… А потом уже все идет легко, если есть понимание на уровне чувств. Я помогаю своим моделям максимально, добиваюсь того, что хочу изобразить. Но получается далеко не всегда. Например, мне не нравится, как юноша с девушкой целуются. Тогда я начинаю снимать другой сюжет.

Давайте поговорим о технической стороне процесса: насколько я знаю, Вы нигде специально не учились. То есть полностью самоучка, все на опыте…

Только так. Никаких книжек даже не читал.

И что сложнее всего далось в этом самообучении? Может, работа со светом?

Нет, со светом я очень быстро разобрался. Найти оптимальную пару диафрагмы и выдержки – вот что самое трудное.

А на какую камеру снимаете?

У меня есть цифровой фотоаппарат Sony Alfa и пленочный Nikon. Раньше снимал на Canon, но после того как попробовал Alfa, Canon продал.

Если говорить о цветовом решении: большинство Ваших работ выполнено в черно-белой гамме или монохромные. Вас чем-то не устраивает цветное изображение?

Я люблю цветную съемку, но у меня к этому свое отношение: считаю, что цвет должен быть там, где он играет роль изобразительную. Если на фотографии из цветного только тело, то не имеет смысла делать ее в цвете. И я делаю ее черно-белой. Во-первых, снимок становится намного выразительнее, красивее, воспринимается более художественно и более характерно получается. А цвет нужен там, где он есть: на улице, в интерьерной съемке, где он добавляет какие-то штрихи…

И все-таки мне больше нравятся черно-белые снимки, я сторонник классической пленочной фотографии. Хотя снимаю и на цифру тоже, но обрабатываю такие фото, чтобы они максимально были похожи на пленку. В пленке есть магия фотографии, а в цифре ее нет. Цифра – это «тупо на паспорт», как снял – так и снял, цифра – это картинка. И только после обработки она приобретает вид фотографии. А пленочная – сразу фотография. Элементарно: отщелкайте 36 кадров пленки – будет 10 снимков хороших, отщелкайте 36 кадров на цифру – хороший будет всего один.

Евгений, назовите, пожалуйста, свою любимую работу, если такая есть.

Есть. На этом снимке запечатлена девушка, которая висит в шкафу. Во-первых, это моя любимая работа, во-вторых, – это самая дорогая моя работа. Практически ломография. Самая дорогая – потому что ее купила галерея, любимая – потому что она мне визуально очень нравится. И потому что это связано с какими-то личными впечатлениями от человека, который на фото.

А есть работы, за которые Вам стыдно?

Наверное, есть. Но их никто не видел. Если мне за фотографию стыдно, то я ее никому не покажу.

Давайте поговорим теперь о репортаже, которому Вы так же как и «ню» уделяете много внимания. У Вас есть серия, посвященная городу: «Заблудившийся город», «Прогулки блудливого фотографа по крышам Таллинна», «Из эпохи средневековья»… Чем Вас привлекает городская эстетика?

Очень люблю городскую тему, потому что нас окружает много интересных вещей. Я не люблю снимать просто архитектуру, всегда есть какой-то штрих: или птицы, или проходящий человек, именно фишка кадра, деталь. Вообще я считаю, что детали делают кадр.

Вы занимаетесь как студийной, так и уличной съемкой, и съемкой в интерьере. А что сложнее? И почему?

Мне без разницы. Я вообще съемки не боюсь. После того как узнаю, что нужно снимать, собираю какую-то информацию, готовлюсь к съемке. Поэтому легко потом работать.

Я люблю жанр, репортаж. Единственное, в чем иногда себя слабо чувствую, это интерьерная съемка. Есть сложные интерьеры, где много зеркал, очень трудно свет выставить, удержать блики, отражения.

А что привлекает в репортажном жанре? В газетах работать приходилось?

Не приходилось, в газетах только печатался. Я люблю свободу. А репортаж мне нравится за возможность в каких-то десяти кадрах показать ситуацию, проблему, место, событие. Это самый неожиданный жанр, ты не можешь повлиять на него, но должен людям, которые находятся у себя дома, показать, что произошло где-то далеко. Чтобы они прочувствовали. И жанр этот гораздо более интересный, чем студийная постановочная съемка.

Что Вы могли бы пожелать другим фотографам?

Пусть снимают, пусть творят, пусть экспериментируют, не боятся. Надо показать свое лицо. Именно свое. Есть жанры, ничего же нового не придумаешь. Ну, сними сверху, сбоку, снизу. Это все уже давно известно. Но фотография может быть, как на паспорт – пустой, или действительно отражать характер человека. Надо снимать, снимать и снимать!

.

Свежие фотографии

20220429-dsc_1684-2000 20220429-dsc_1420-2000 20180707-DSC_2167-1200 20180707-DSC_2153-1200 20180707-DSC_2115-1200 20180707-DSC_2097-1200 20180707-DSC_2080-1200 !20170811-DSC_2983-bw-1200 !20170811-DSC_2980-bw-1200 !20170811-DSC_2945-bw-1200 dsc_4312-edit dsc_5390-edit.jpg

Свежие записи

Фотограф Павел Рыженков. 40 лет Минск-Тбилиси Занимаюсь фотографией с 2008 года. Снимаю преимущественно в жанрах ню и эротика. Фотосессии для приватных альбомов и сайтов знакомств. Конфиденциально. GSM/Viber: +375 29 394 14 02; p.ryzhenkov@gmail.com; vk.com/pavel_ryzhenkov

1 комментарий

  1. Дмитрий
    25 ноября

    2/10 и 3/10 просто Мадонна-шикарно нарисовано и выделено

    Like or Dislike: Thumb up 0 Thumb down 0

Обсуждение закрыто.